?

Log in

Предыдущая запись | Следующая запись

Мелкий снег



Почему-то в последнее время японские темы так или иначе появляются в моей жизни.
Первой книгой на тему Японии был «Сёгун» Д.Клавелла.
Теперь – «Мелкий снег» Д.Танидзаки.

Только Клавелл писал о Японии XVII века, а Танидзаки – о Японии начала XX века (вторая половина 1930-х годов).

Первые строчки романа оказались трудными.

— Кой-сан, будь добра. — Увидев в зеркале вошедшую в комнату и остановившуюся у неё за спиной Таэко, Сатико протянула ей кисточку, которой начала было наносить белила на открытую часть спины. Взгляд Сатико сразу же сосредоточился на отражающемся в зеркале собственном лице. Она рассматривала его оценивающе, так, будто оно принадлежало кому-то постороннему. На ней было длинное нижнее кимоно со спущенным назад воротом.

— Что делает Юкико? — спросила Сатико.

— Она в гостиной, с Эттян.


Множество имен, разобраться среди которых за минуту не получилось. Нельзя понять, где женские имена, а где мужские (разве что по стоящему рядом глаголу). Многие имена заканчиваются на -о или -ко. Неясно, кто кому кем доводится.

Но через пару страниц стало легче. Имена перестали быть набором звуков и начали ассоциироваться с конкретными персонажами.

Потом я вообще не задумывалась, о ком идет речь. Отличить Юкико от Таэко было так же легко, как Машу от Даши.

* * * * *
Вообще книга оказалась очень приятной для чтения, легкой и спокойной. Событий было немного, автор рассказывал о них медленно и размеренно.

Главные действующие лица – четыре сестры. Две из них замужем, две – незамужние. Тема книги – их жизнь. Со множеством деталей, комментариев, пояснений.

Вот эти детали и были мне интересны. И быт, и мировоззрение японцев настолько отличаются от нашего, что каждое событие, каждая реплика вызывали у меня удивление.

Кое-что, правда, было понятно, поскольку Клавелл тоже дал много описаний жизни японцев.

И чем больше я узнаю про Японию и японцев, тем мне любопытнее.

* * * * *
Насколько я поняла из разных источников, в Японии не любят прямолинейных высказываний. Формулировки японцев максимально нейтральны. Это такой вариант проявления вежливости (если я ошибаюсь, пусть японисты меня поправят).

И книга написана именно в таком ключе. Автор старается избегать навешивания ярлыков и навязывания выводов. Он описывает события, в которых принимают участие люди. И сегодня эти люди выглядят так, а завтра – иначе. Оценки приходится делать самому читателю.

Собственно, я люблю такую литературу. Мне не нравится, когда автор недвусмысленно транслирует мне какую-либо мысль по принципу «мораль сей басни такова». Танидзаки этого не делает.

* * * * *
Не берусь судить, почему роман называется именно так. Тем более что у него целых два названия: «Мелкий снег» и «Снежный пейзаж».

Не берусь судить, что означают последние строки романа. Их можно трактовать по-разному, и вряд ли какой-либо вариант трактовки будет правильным. Или неправильным.

* * * * *
Мне роман понравился. Несмотря на разные события, происходящие в нем (и приятные, и неприятные), он оставляет ощущение тишины и покоя.

Теги: